0.1. Персонаж:
Брюс Беннер)
Каноничный, с внешностью Марка Руффало, с нормальной ориентацией и нужный в игру. Но не так, что - нужен, а квеста нет, в сюжете не прописан (или только одна строчка чиркнута). Очень хочется видеть и понимать, в каких отношениях находится персонаж с остальными, что делает, как живёт, какие чувства испытывает - хотя бы наметки, этого будет достаточно!)

0.2. Ролевая:
!!! Ролевая только по Мстителям, не надо примешивать Людей Икс, Фантастическую четвёрку и другие комиксы Марвел.
Дизайн. Не полностью тёмный, не контрастный, с обычным шрифтом и без ярких выделений текста.
Система игры. Эпизодическая.
Рейтинг. Без нетрадиционных ориентаций, полномасштабных описаний постельных сцен, наркотиков, мата и прочего. Но красивые художественные описания боёв - пожалуйста.
Ограничения. Хорошо бы без правил, вроде "админ всегда прав" и ограничений по количеству строк в постах. А если с ними, то, хорошо бы, не больше 10 строк (я могу и больше написать, под тридцать, например, когда мысли и настроение есть, но иногда просто нечего больше сказать и приходится лить воду...).
Сюжет. Любой, но пусть будут квесты, где для каждого игрока найдётся любопытное место)
Игра. Грамотная - это оооочень важно, просто безумно. И не только игра, но и общение тоже. Может быть не очень активной, потому что я сама нечасто и очень хаотично могу заходить на ролевые, но пусть она будет)
Дополнительно: хочется спокойно войти в коллектив, подружиться, познакомиться) чтобы атмосфера была приятной и дружелюбной, чтобы не было вознесения по рангам или количеству дней, проведённых на форуме; я могу помочь в развитии или создании форума - если он совсем новый, буду даже рада! и ещё одна просьба: чтобы на ролевой не было огромного количества игроков, очень уж сложно в такое место приходить - имхо)

0.3. Пробный пост
Сумерки. Карлайл. Пробный пост на ролевую.
Минута передышки в работе. Я отхожу от стола, на котором лежит очередной пациент - человек со сломанным бедром, без сознания (пока), - и задерживаю дыхание. Сейчас это можно сделать: никого из людей поблизости нет, никто не заметит моего странного поведения. Впрочем, я был бы рад обществу - что-то неприятное досаждает мне целый день, какое-то чувство, нет, воспоминание. Захваченный внезапной картиной, я замираю...
Огромный полутёмный зал. Окна занавешены тяжёлыми мрачными шторами зелёных и красных тонов. Двустворчатые двери, высотой до потолка, закрыты. Это нервирует людей, находящихся в помещении, но они пока ничего не подозревают. Зато я прекрасно вижу их - три фигуры в тёмных балахонах, стоящие на небольшом балконе под потолком. Их лица скрыты под капюшонами, и всё-таки я замечаю красные глаза. Вампиры. Впрочем, одного запаха мне хватило, чтобы узнать об их присутствии, как только я вошёл в зал. Только не понимаю, чего они намерены добиться. Это обычная выставка, посвящённая картинам возрождения, или...
Я быстро разворачиваюсь на колебание воздуха за моей спиной - люди не обращают ни малейшего внимания ни на меня, ни на фигуру в плаще, подошедшую ко мне: наши движения слишком тихие и стремительные для их глаз и ушей. Почти беззвучно вампир произносит два слова:
- Вас ждут.
Не глядя, я чувствую, что они смотрят на меня, и поднимаю голову. Мне не страшно, только интересно, а ещё появляется нелепое ощущение чего-то найденного. Я встретил подобных себе - я не один. И это убеждение даёт мне испытать радость, которой я долго был лишён самим собой. Медленно, человеческим шагом, я следую за вампиром к узкой незаметной двери в углу зала. Она, как я правильно угадываю, открывает ход на каменную винтовую лестницу. Люди рассматривают картины и не замечают, как мы: я и мой сопровождающий - покидаем залу.
Меньше секунды занимает у нас подняться по ступеням, и я первый раз за несколько десятков лет снова нахожусь рядом с вампирами. Только теперь я не человек - не жертва. Может, удастся нам сейчас понять друг друга? Все трое поворачиваются ко мне, и тот, что в центре, откидывает капюшон.
Я хмурюсь и моргаю, чтобы прийти в себя от воспоминания. За окном очень громко кричит птица, и лает собака, потом проезжает машина, я слышу дыхание водителя и пассажиров - это семья: отец, мать и двое детей. А ещё они везут кошку. ... Что же Аро сказал тогда мне? В первую нашу встречу. Он долго рассматривал меня - очень внимательно, может, надеялся запугать, но я не чувствовал себя испуганным. Точно так же я отвечал ему взглядом и не двигался, пока он не заговорил.
- Меня зовут Аро, а это мои братья - Марк и Кайус.
- Я Карлайл Каллен.
Аро улыбнулся, приподняв уголки губ, и чуть склонил голову набок.
- Я вижу, вас интересует живопись, - дружелюбно продолжал вампир.
- Да, я люблю Возрождение. А вы, видимо, коллекционер или...
- Можно сказать и так, можно сказать и так, - задумчиво подтвердил собеседник и сделал жест рукой, указывая на зал. - Это всё небольшая часть моего собрания.
Я изумлённо приподнял брови, и он тихо рассмеялся.
- Вас удивляют размеры, но, поживя с моё, невольно начинаешь иначе оценивать вещи вокруг себя. Например... Но что это мы тут стоим? Не пора ли нам перейти в более удобное место? Как вы на это смотрите?
Аро при первой встрече был сама учтивость. Он провёл меня длинными коридорами ещё глубже под землю, в свою резиденцию. В тот день я и не заметил, как прошло время: мы разговорились, оказалось, что у нас много общих интересов. Аро во многом знал больше меня, но в медицине я его превзошёл. И так я незаметно привязался к нему, хотя и продолжал ощущать звериное начало, живущее в нём и всей его свите. Да, я понял, почему глаза у них были красные - эти вампиры, в отличие от меня, питались людской кровью. И, боюсь, люди с выставки не ушли тогда домой...
Разговоры с Аро и наша дружба были мне дороги и интересны, но я не мог заставить себя жить, как они. Однажды я просто сказал Аро, что ухожу...
Я смотрел в окно, видя перед собой лицо давнего друга, но оно меркло, и я снова возвращался к обычной жизни. Воспоминание, мучавшее меня весь день, отыграло своё. "Всё-таки наш мозг имеет свои неудобства", - подумал я и улыбнулся своим мыслям. Пациент выходил из-под наркоза - рабочий день продолжался.
Шерлок.
“Я жду”
Кучерявый парень нажал “Отправить” и нетерпеливо прищелкнул пальцами. Он стоял у запертой двери в морг. Украсть, кроме трупов, там было нечего, но случалось всякое. Хмуро оглядев пустой коридор, человек сунул руки в карманы длинного пальто. Он стоял уже десять минут.
*через четыре минуты и девять секунд*
- Извините, пожалуйста, - стуча мелкими каблучками, к нему торопилась молодая женщина. - Я … получила ваш смс во время обеда…. Я сразу поспешила сюда. Вам открыть? О, да, о чем это я! Конечно! Одну минутку, мистер Холмс.
Парень незаметно покачал головой и первым шагнул в просторное помещение с одним единственным столом в центре; все вокруг было белым и стерильным.
- Спасибо, Молли, что пришли на четырнадцать минут девять секунд позже.
- Я…
- Приготовьте кофе. Это все, я буду наверху.
Девушка испарилась, а парень приступил к осмотру трупа; начал с головы, зацепившись взглядом за виски и нос, перешел к бедрам, изучил ногти на руках и ногах. Наконец, рассмотрев волосы под лупой, он быстро улыбнулся и покинул комнату.
*в лаборатории, шестью минутами позже*
- C12H22O11… сахар… Диабет. Средняя степень тяжести. Постоянные инъекции. Делал сам. Почему? Нет денег… карты? Да. Проигрался. Задолжал, испугался и больше не приходил…. Глупец! Но… конечно, забыл! Растяпа. Уехал или увезли. Первое, а уже потом… куда же?
Молодой человек достал мобильник.
“Вы не имеете доступа к интернету. Пожалуйста, пополните ваш счет”
- Черт! Я же клал на прошлой неделе!
Он раздраженно мотнул головой, как раз в сторону открывшейся двери.
*входят Майк и Джон*
- Майк, ты не одолжишь свой сотовый? – попросил парень, бросая короткий взгляд на его спутника и возвращаясь к микроскопу.
Люди икс. Много лет спустя.
Женщина, кажется, поняла, чего от неё хотят, и радостно улыбнулась, правда, еле заметно и устало. Приняв руку девушки, она с трудом поднялась на ноги - то ли жара, то ли последствия болезни и сидячая жизнь в больнице одолели её, - но заставила себя пройти ещё несколько шагов, вдыхая сквозь солёные сухие губы тяжёлый воздух. Пустыня не хотела с ней расставаться. Песок залезал в ботинки и колол ноги сквозь носки, горячее пространство жгло - появлялось ощущение, что находишься в закрытой печи. Фрут всегда была слабой и физически, и внутренне: нервничала, стоило кому-то назвать её имя, волновалась перед визитом к друзьям и панически боялась выходить из дома, особенно на приём к врачу, в магазин или в любое место, где можно было встретить людей. Толпа её пугала, высокие температуры она переносила плохо, так что не могла ездить на пляжи или заграницу в жаркие страны. Единственное, что ей хорошо удавалось - это сидеть дома, в прохладной комнате и, получая знания из книг и интернета (дедушка в наследство оставил любимой внучке свою библиотеку, которая размещалась в пяти комнатах огромного особняка, принадлежавшего семье уже несколько сотен лет), готовить всё новые и новые блюда или выдумывать и записывать истории. Бумага была родной для Фрут. Она знала, сколько стоит тот или иной сорт, в каком году и в каком городе его создали, каким пером, ручкой или карандашом следует писать на бумаге разной толщины и фактуры, и как сделать из простого белого листа целый замок с садом. Теперь вы понимаете, что бумага и Фрут прекрасно сосуществовали вместе. И всё бы так и оставалось: сидя дома, они вместе творили, заказывали еду по телефону, а почту просили подсовывать под дверь, знакомых не заводили, старым друзьям слали письма по электронной почте. Только Фрут ни за что не хотела отказаться от дома, в котором жила всю жизнь с самого рождения, в котором жили все предыдущие поколения её семьи. А денег с её рассказов не хватало, чтобы оплачивать электричество, газ, воду и прочие нужды. Пришлось искать работу. Компания, в которую Фрут решила устроиться, была занята тем, что следила за производством бумаги (то есть, сохранностью лесов, поскольку вся новая бумага перерабатывалась из уже использованной), за её распределением по миру, за появлением новых сортов и созданием специальных принадлежностей для того или иного сорта. Как раз во время собеседования произошёл случай, из-за которого Фрут и очутилась в больнице на другом конце страны. На другом?
- Спасибо вам, - Фрут утвердительно кивнула головой, словно подтверждала верность своих слов. Она ещё постояла, глядя на девушку и неожиданно добавила чётким размеренным голосом:
- Сорок четыре. Сто пятьдесят три.